Медицинский центр Alliance Medicale
  • 6
  • 5
  • 4
  • 3
  • 2
  • 1
ГлавнаяКарта сайтаНаписать письмоВерсия для печати
 
Обратный звонок
Как часто вы посещаете косметолога?






  

Из истории маникюра


Женщина во все времена хотела быть красивой. И, пожалуй, не одна косметическая процедура не уходит корнями в глубь веков так, как маникюр. Еще в древнем Египте и Китае 3000 лет назад знали толк в маникюре. При археологических раскопках в древнем Египте находили мумии с ногтями, покрашенными хной. По цвету ногтей можно определить, к какому слою общества принадлежит тот или иной египтянин, потому что только верховной знати разрешалось красить ногти красными оттенками. Все прочие могли использовать лишь бледные цвета. В древнем Китае готовили краску из воска, яичных белков, желатина и гуммиарабика. 600 лет назад китаянки предпочитали красить ногти в золотой или серебряный цвет, во времена династии Мин красили ногти уже черной или красной краской. Позднее стали надевать на пальцы золотые или серебряные наконечники в форме длинных ногтей. Первый цветной лак, который появился только 1932 году в США, положил начало бурному развитию этой индустрии красоты в мире.


 К списку статей

Психоанализ изобретён для взрослых?

Есть такое традиционное представление о психоанализе – это когда пациент ложится на кушетку, или садится в кресло, и начинает говорить, а аналитик слушает, иногда предлагая те или иные интерпретации. Более того, будучи психоаналитиком, должен подтвердить, что в случае, скажем так, классического психоаналитического лечения, чисто технически чаще всего всё происходит именно так, хотя я конечно выношу здесь за скобки предварительные консультации и некоторые особые случаи. Так значит ли это, что психоаналитическое лечение детей невозможно? Ведь трудно ожидать того, что ребёнок, например четырёх-шести лет, ляжет на кушетку и начнёт в течение, скажем, получаса рассказывать о своих сновидениях и событиях минувших дней! И ещё один немаловажный момент: взрослый человек приходит к аналитику действительно за лечением, он сам формулирует свой запрос, он прекрасно понимает смысл происходящего, в то время как детей как правило приводят родители, и часто именно они формулируют «жалобу», причину обращения. Скажу больше: достаточно частыми бывают ситуации, когда то, на что жалуются родители, вовсе не является проблемой для самого ребёнка. Как же быть в таком случае?

Чем отличаются взрослые от детей?

Итак, давайте по порядку. Прежде всего я должен сказать, что у детей, точно также как и у взрослых, бывают душевные страдания, а соответственно психические заболевания и симптомы. Взрослый человек часто оказывается способным понять, что его страдание имеет психологическую природу, и это ему позволяет обратиться к специалисту и начать об этом страдании говорить. Собственно эта способность и возможность взрослого человека говорить делает возможным и психоанализ, то есть исследование психических процессов с участием пациента, с помощью речи, нахождение причин заболевания и поиск иных безболезненных путей решения. Создаётся даже такое впечатление, что в ходе лечения болезнь постепенно уступает место речи: на её месте появляются высказывания, мысли, новые поступки. То, что раньше было выражено, представлено в симптоме и страдании, находит для себя место в речи и поступках. Так вот, сказав о том, что у детей как и у взрослых бывают психические заболевания и симптомы, я также имел ввиду и то, что эти болезни и симптомы у детей имеют такую же природу что и у взрослых, то есть интимным образом связаны с речью и являются своеобразным способом выражения душевных конфликтов. Другое дело, что эта связь не настолько очевидна, и необходимы особые условия чтобы её обнаружить.

Как дети говорят?

В течение довольно длительного времени, в силу описанных выше ограничений, дети действительно были лишены возможности пользоваться помощью психоаналитиков, и это было так, пока не было сделано одно фундаментальное открытие: оказывается детская игра (игра в широком смысле слова, то есть и с игрушками, и на бумаге с карандашами и т.д.) устроена точно так же как и речь. Следовательно, если дать ребёнку возможность играть (рисовать, лепить и т.д.), то у него появляется возможность многое рассказать. Возможно вы мне на это скажете: экая невидаль! Об этом все давно уже знают, и даже в школах психологи только и делают, что по рисункам объясняют, что если ребёнок нарисовал себя ближе к маме, то он к ней привязан, а если использует много чёрного цвета, то… Так вот – как раз с этим я категорически не согласен, и подобные практики не имеют ничего общего с открытием психоанализа. Обратите внимание, я сказал что игра устроена точно так же как и речь, а речь – это вовсе не набор знаков, а способ отношения с другим. Таким образом если ребёнок, например, нарисовал себя рядом с мамой или папой, я ни в коем случае не буду делать поспешных выводов, а попытаюсь обойтись с нарисованным как с высказыванием, то есть как с тем, что позволит мне задать вопрос, заинтересоваться, а ребёнку ответить, и сообщить действительное значение того, что мы лишь наблюдаем. Представьте себе, если бы кто-нибудь судил о вас исключительно по внешним проявлениям – ничего более ужасного себе и представить нельзя! Ведь другой всегда будет смотреть на вас с позиции своих собственных убеждений и предрассудков. Так почему многие позволяют себе делать однозначные поспешные выводы не разговаривая с детьми и лишь глядя на их рисунки? И ещё: даже если вы оказались в той или иной степени правы, и вам удалось что-то диагностировать, само по себе это никак не поможет ребёнку, необходимо лечение. С ребёнком нужно разговаривать, ему нужно дать возможность быть услышанным, и здесь действительно помогают и игра и рисунок, но только если с ними обращаться как с речью и с помощью речи.

Как происходит лечение?

Вы знаете, работая как со взрослыми, так и с детьми, я отношусь ко своим пациентам совершенно одинаково независимо от возраста. То есть я совершенно искренне считаю, что человеку можно помочь лишь при том условии, если он страдает и хочет избавиться от своего страдания. Это касается и детей: недостаточно того, что родители привели ребёнка в кабинет и пожаловались на те или иные вещи, которые их беспокоят. Необходимо сделать так, чтобы ребёнок тоже с чем-то обратился к психологу, выделить его собственное страдание и симптом, который его действительно беспокоит. Это делает ситуацию работы с детьми достаточно деликатной: нередко случается, что жалоба родителей не соотносится с тем, что беспокоит самого ребёнка, посему в работе в конечном итоге так или иначе принимает участие вся семья.

Психоанализ, как особый способ лечения и отношений с другим, психоаналитиком, позволяет ребёнку найти иные, новые способы обхождения со своими конфликтами и особенностями, которые прежде были причинами возникновения симптомов. 

Психолог, психоаналитик, член Всемирной психоаналитической ассоциации и Европейской школы психоанализа Страхов М.Ю.


 

© 2009—2017 Медицинский центр «Альянс Медикаль»
121248, г. Москва, Кутузовский пр-т, д. 1/7
Тел.: 8 (499) 243-49-69, 8 (915) 352-77-97
Хостинг «ТаймВэб»
Конфиденциальность | Ответственность | Авторские права | Партнеры
   Партнер 5   
   Партнер 4   
   Партнер 3   
   «Еврооптика на Кутузовском»   
Сделано в Arbeitsgruppe


Яндекс.Метрика